Важная польза

ФАВАИД

Отказ от исполнения веления — более тяжкий грех пред Аллахом, чем совершение запретного

Сахль ибн ‘Абдуллах сказал: «Отказ от исполнения веления — более тяжкий грех пред Аллахом, чем совершение запретного, потому что Адаму было запрещено есть с одного дерева, но он всё же поел с него, а потом раскаялся и Аллах простил его, а Иблису было велено пасть ниц перед Адамом, однако он не сделал этого, и Аллах не простил ему».

Это очень важный вопрос, имеющих огромное значение: отказ от исполнения веления — более тяжкий грех пред Аллахом, чем совершение запретного. Причин тому несколько. 

                                              ~1~

Упомянутое Сахлем об Адаме и враге Аллаха Иблисе.

                                              ~2~

Источником такого греха, как совершение запретного, обычно являются страсти и потребности, тогда как источником такого греха, как отказ исполнять Его веления, обычно является высокомерие и гордыня, а «в Рай не войдёт тот, в чьём сердце было высокомерие хотя бы на вес мельчайшей частички» [Муслим].

В Рай войдут те, кто умер, будучи привержен единобожию, даже если они совершали прелюбодеяние и воровали.

                                             ~3~

Тексты [Корана и Сунны] указывают на то, что Аллах больше любит исполнение Его велений, чем соблюдение Его запретов.

Например, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Самое любимое из дел для Аллаха — совершение молитвы в начале отведённого для неё времени» [Аль-Бухари; Муслим].

Пророк, мир ему и благословение Аллаха, также сказал: «Не сообщить ли мне вам о лучшем и наиболее чистом из дел ваших пред вашим Владыкой, благодаря которому вы возвыситесь в наибольшей степени, и которое лучше для вас, чем расходование золота и серебра, и лучше для вас, чем встреча с вашими врагами, которым станете рубить головы вы и которые станут рубить головы вам?» Люди сказали: «Конечно, о Посланник Аллаха». Он сказал: «Это — поминание Аллаха» [Ахмад; ат-Тирмизи; Ибн Маджа].

Пророк, мир ему и благословение Аллаха, также сказал: «И знайте, что лучшее из дел ваших — молитва» [Ахмад; Ибн Маджа].

Есть и другие подобные тексты.

Отказ от совершения запретного — деяние: оно представляет собой воздержание души от действия.

Поэтому Всевышний Аллах связал любовь с исполнением велений, сказав: «Поистине, Аллах любит тех, которые сражаются на Его пути рядами, словно они — прочное строение» (сура 61 «Ряды», аят 4).

Всевышний также сказал: «И Аллах любит творящих добро» (сура 3 «Семейство ‘Имрана», аят 134).

И Всевышний сказал: «И будьте беспристрастны. Поистине, Аллах любит беспристрастных» (сура 49 «Комнаты», аят 9).

Всевышний также сказал: «И Аллах любит терпеливых» (сура 3 «Семейство ‘Имрана», аят 146).

Если же говорить о совершении запретного, то оно часто связывается с отсутствием любви. Так, Всевышний Аллах сказал: «А Аллах не любит нечестие» (сура 2 «Корова», аят 205).

Всевышний также сказал: «Аллах не любит всяких надменных бахвалов» (сура 57 «Железо», аят 23).

И Всевышний сказал: «И не преступайте. Поистине, Аллах не любит преступников» (сура 2 «Корова», аят 190).

Всевышний также сказал: «Аллах не любит, когда злословят вслух, если только этого не делает тот, с кем поступили несправедливо» (сура 4 «Женщины», аят 148).

И Всевышний Аллах сказал: «Поистине, Аллах не любит гордецов и бахвалов» (сура 4 «Женщины», аят 36).

Есть и другие подобные аяты.

В других аятах Всевышний сообщил, что всё это ненавистно Ему и гневает Его.

Всевышний сказал: «Всё это зло ненавистно твоему Господу» (сура 17 «Ночное путешествие», аят 38).

И Всевышний сказал: «Это — за то, что они последовали за тем, что вызвало гнев Аллаха» (сура 47 «Мухаммад», аят 28).

Из вышесказанного можно заключить, что совершение того, что любит Всевышний, само по себе является целью. И Он предопределяет то, что ненавистно Ему и вызывает Его гнев, потому что оно ведёт к тому, что Он любит. Так, Он предопределил ослушание, неверие и нечестие из-за тех их последствий, которые Он любит, например, усердия на пути Аллаха, мученичества, покаяния раба, его смирения и кротости, а также для того, чтобы продемонстрировать Свою справедливость, прощение, отмщение и могущество, и потому что таким образом проявляется лояльное либо враждебное отношение к кому-либо ради Него. Есть и другие последствия, существование которых по причине предопределения Им того, что ненавистно Ему, более угодно Ему, нежели отсутствие этих следствий из-за отсутствия соответствующих причин. Таким образом, Всевышний Аллах не предопределяет что-то из того, что любит, потому что оно ведёт к тому, что ненавистно Ему и вызывает Его гнев, подобно тому, как Он предопределяет то, что ненавистно Ему и вызывает Его гнев, потому что оно ведёт к тому, что Он любит. Отсюда следует, что совершение того, что Он любит, более угодно Ему, чем то, что ненавистно Ему.

                                                    ~4~

Этот пункт разъясняет: исполнение Его велений само по себе является целью, тогда как отказ от запретного нужно для дополнения исполнения Его велений, поскольку это запретное запретно, потому что вредит исполнению Его велений либо ослабляет это исполнение и делает его неполноценным. Всевышний Аллах обращает на это наше внимание в запретах опьяняющего и азартных игр, сообщая, что они отвращают от поминания Аллаха и от совершения молитвы. Таким образом, запретное представляет собой препятствия, отвращающие от исполнения обязательного или делающие это исполнение неполноценным. Следовательно, запреты эти были наложены ради достижения иных целей, тогда как веление совершать обязательное само по себе является целью.

                                                   ~5~

Этот пункт разъясняет: исполнение велений Аллаха предписано для сохранения силы веры и её долговечности, а оставление запретного — для предохранения силы веры от того, что приводит её в расстройство и выводит её из состояния уравновешенности. А сохранение силы важнее предохранения, поскольку сила, увеличиваясь, отталкивает всё скверное, а если она уменьшится, это скверное одолеет её. А предохранение нужно не само по себе, а ради достижения другой цели — сохранение силы, её увеличения и постоянной поддержки. Поэтому каждый раз, когда сила веры увеличивается, она отталкивает от себя всё скверное и не даёт ему одолеть себя, делая это в соответствие со степенью своей силы или слабости, и если сила эта уменьшается, скверное одолевает её.

Подумай же над этим.

                                                ~6~

Совершение обязательного [исполнение велений] — жизнь для сердца, питание для него, украшение, радость и умиротворение, наслаждение и блаженство. И просто оставляя запретное [не совершая при этом обязательное], человек не обретёт ничего из этого. Поистине, если бы он даже неуклонно соблюдал все запреты и при этом у него не было бы веры и совершения обязательного, то это соблюдение не принесло бы ему никакой пользы, и он был бы обречён на вечное пребывание в Огне.

7. Отсюда можно понять, что тот, кто исполняет веления Аллаха и при этом делает что-то из того, что Он запретил, спасётся, если благих дел у него окажется больше, чем скверных, либо он спасётся после того, как будет подвергнут наказанию за свои скверные дела — но в результате он всё же спасётся благодаря исполнению велений Всевышнего. А тот, кто не исполняет веления Всевышнего, даже если Он при этом не совершает ничего запретного, погибнет, и не будет ему спасения. Ему не спастись, кроме как посредством исполнения велений Аллаха, а это — единобожие.

Кто-то может сказать: мол, он погиб из-за совершения запретного, то есть придавания Аллаху сотоварищей (ширк).

Ответить можно так: для погибели достаточно оставления единобожия, которое Всевышний велел исповедовать, даже если человек и не совершал того, что является противоположностью единобожия, то есть придавания Аллаху сотоварищей (ширк). То есть, если в сердце человека совсем нет единобожия, и он не признаёт единственность Аллаха, то он — пропащий, даже если он не поклонялся помимо Него никому и ничему. Если же он присоединил к этому ещё и поклонение кому-то помимо Него, то он будет подвергнут наказанию за оставление единобожия, исповедовать которое ему было велено, и за совершение запретного ширка.

8. Этот пункт разъясняет: если призываемый к вере говорит: «Я не подтверждаю и не считаю ложью, не люблю и не ненавижу, не поклоняюсь Ему, но и не поклоняюсь никому другому!», — то он является неверующим по причине отказа [от принятия того, к чему его призывали] и из-за того, что он отвернулся от этого. Это в отличие от того случая, когда он говорит: «Я верую в Посланника, и люблю Его и верую в Него и делаю то, что Он повелел мне делать, однако мои страсти, мои желания, моя натура одолевают меня, не давая мне отказаться от того, что Он запретил мне, и я знаю, что Он запретил мне это и Ему ненавистно, что я совершаю запретное, однако мне не хватает терпения, чтобы воздержаться от этого!» Такой человек не считается неверующим, и постановление [ислама] в отношении него не такое же, как в отношении первого, ибо этот покорен Аллаху в чём-то, а тот, кто вообще не совершает то, что ему велено совершать, не считается покорным Ему ни в чём.

9. Этот пункт разъясняет: покорность и ослушание связаны с велением изначально, а с запретом — как следствие. Покорный исполняет веления, а ослушник отказывается от исполнения велений.

Всевышний Аллах сказал: «Они не отступают от повелений Аллаха» (сура 66 «Запрещение», аят 6).

И Муса u сказал своему брату: «Когда ты увидел, что они впали в заблуждение, что помешало тебе последовать за мной? Неужели ты ослушался меня?» (сура 20 «Та Ха», аяты 92–93).

А ‘Амр ибн аль-‘Ас сказал перед смертью: «Я тот, кому Ты отдал повеления, а я ослушивался Тебя, но [я свидетельствую, что] нет божества, кроме Тебя».

Как сказал поэт:

Отдал я тебе повеление строгое,

Но ты меня всё же ослушался …

Цель направления посланников — покорность Тому, Кто направил их, и она осуществляется только посредством исполнения Его велений, тогда как соблюдение Его запретов дополняет исполнение велений и является одним из его непременных следствий. Поэтому если человек соблюдает запреты, но не исполняет веления, он не является покорным, но является ослушником и грешником, в отличие от того, кто исполняет Его веления и при этом совершает что-то из того, что Он запретил: он покорен Аллаху посредством исполнения Его велений и ослушивается Его, совершая то, что Он запретил — в отличие от того, кто не исполняет Его веления, ибо он не считается покорным Ему из-за одного только соблюдения Его запретов.

10. Исполнение велений Аллаха есть поклонение Ему (‘убудиййа), а также приближение к Нему и служение Ему. Это и есть поклонение, ради которого было сотворено всё сущее, как сказал Всевышний Аллах: «Я сотворил джиннов и людей только для того чтобы они поклонялись Мне» (сура 51 «Рассеивающие», аят 56).

Всевышний Аллах сообщил о том, что Он сотворил их для поклонения, и что Он направил к ним посланников и ниспослал Писания ради того чтобы они поклонялись Ему. Поклонение — цель их сотворения. Они не были сотворены только для того, чтобы не совершать запретного, поскольку отсутствие не несёт в себе совершенства уже потому, что оно есть отсутствие, в отличие от исполнения велений, которое представляет собой нечто существующее, что требуется обрести.

11. Этот пункт разъясняет: запрет подразумевает отсутствие, несовершение действия, тогда как веление требует совершения действия, то есть существования его. Иными словами, веление связано с появлением, а запрет — с отсутствием, и последний не несёт в себе совершенства, если только не будет сопровождаться появлением [существованием], поскольку отсутствие не несёт в себе ни совершенства, ни пользы, поскольку является отсутствием, если только он не содержит в себе существование, так как это существование является требуемым и представляет собой веление. Получается, что сам по себе запрет не имеет смысла без веления, и установлен он ради того существующего веления, которое он несёт в себе.

12. Этот пункт разъясняет: учёные высказывают разные мнения относительно назначения запрета.

Мнение первое: требуется воздержание души от совершения данного действия и удерживание её от его совершения. Данное действие подразумевает существование, поскольку возложение обязанностей связано с посильным, а совершать несуществующее невозможно. Это мнение большинства учёных.

Абу Хашим и другие сказали: «Нет, требуется отсутствие действия. То есть соблюдение запрета осуществляется, если человек не совершает запретное [то есть сохраняет изначальное отсутствие этого действия], даже если мысль о нарушении запрета не посещает его, не говоря уже о появлении у него намерения удерживать себя от совершения запретного. А если бы требовалось удерживание себя, то человек был бы ослушником, если бы не делал это, кроме того, люди хвалят за несовершение скверных деяний тех, кого не посещает мысль ни о совершении данного запретного действия, ни об удержании себя от его совершения. Это одно из двух мнений кадыя Абу Бакра, и, основываясь на этом мнении, он считал, что отсутствие [несовершение] действия посильно для раба Аллаха и входит в область того, что он делает по своей воле. Он утверждал, что под запретом подразумевается сохранение изначального отсутствия, а это посильно.

А другая группа сказала, что под запретом подразумевается [необходимость] совершения противоположного ему — это посильно и является целью запрета. Поистине, Он запретил мерзость [прелюбодеяние] ради того, чтобы [Его рабы] сохраняли целомудрие, а сохранять целомудрие — это веление. И Он запретил несправедливость ради того, чтобы они придерживались справедливости, а справедливость — веление. То же самое можно сказать обо всех запретах. По мнению этих людей, истинная суть запрета — в требовании совершать противоположное запрещаемому. Получается, что в действительности требуется исполнение веления.

В действительности же то, что требуется, делится на две категории.

Первая: требуемое само по себе, то есть веление.

Вторая: то, отсутствие чего требуется, потому что оно противоположно велениям, то есть запретное, поскольку оно влечёт за собой вред, противоречащий велениям Аллаха. Если человека, на которого возложены религиозные обязанности (мукалляф) не посещает мысль о совершении запретного и душа его не зовёт его к совершению запретного и он сохраняет изначальное отсутствие [данного действия], то он не получает вознаграждение за несовершение этого запретного действия. Если же его посещает мысль о совершении запретного, но он удерживает себя от его совершения ради Аллаха и отказывается от его совершения по собственному выбору, он получит награду за сдерживание души своей. Ведь это уже существование действия [а не отсутствие], а награда полагается за существующие деяния, но не полагается за одно только отсутствие [несовершение]. И если человек решительно вознамерился совершить запретное и не совершил его потому, что что-то помешало ему сделать это [то есть не по своей воле], то он не подвергнется такому наказанию, которому подвергается совершивший данное действие. Однако он будет наказан за своё решительное намерение и несдержанное стремление, осуществлению которого помешало только возникшее на его пути препятствие.

На это указывают многие тексты Корана и Сунны, и не стоит обращать внимание на то, что противоречит этому.

Так, Всевышний Аллах сказал: «Обнаружите ли вы то, что в ваших душах, или утаите, Аллах предъявит вам счёт за это. Он прощает, кого пожелает» (сура 2 «Корова», аят 284).

Всевышний также сказал о том, кто скрывает свидетельство: «Сердце его поражено грехом» (сура 2 «Корова», аят 283).

И Всевышний Аллах сказал: «…но призовёт вас к ответу за то, что приобрели ваши сердца» (сура 2 «Корова», аят 225).

Всевышний также сказал: «В тот день, когда откроются все тайны» (сура «Идущий ночью», аят 9).

А Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Если два мусульманина встретились лицом к лицу с мечами, то и убийца, и убитый окажутся в Огне». Люди спросили: «Этот убийца, но почему же и убитый тоже?» Он ответил: «Потому что он тоже хотел убить своего товарища» [Аль-Бухари; Муслим].

А в другом хадисе сказано: «Если человек сказал: “Если бы у меня было имущество, я бы совершал такие же дела, как такой-то”, то ему воздастся по его намерению, и в своём грехе они также равны» [Ахмад; ат-Тирмизи].

Утверждение о том, что под запретом подразумевается совершение противоположного запрещаемому, неверно, поскольку подразумевается оставление действия, что же касается противоположного ему, то то, без чего невозможно исполнить обязательное, не входит в первую [главную] цель. И если первой целью является исполнение велений, причём запрет наложен на всё, что мешает их исполнению или ослабляет [его эффективность], то требуется отсутствие [устранение] запрещённого как средство, как нечто, ведущее к чему-то, тогда как предмет повеления требуется создавать как цель.

А слова Абу Хашима «Поистине, оставляющий скверное заслуживает похвалы, даже если его не посещала [мысль о совершении данного действия, потребовавшая] удерживания души своей от совершения данного действия» — эти слова будут верным утверждением лишь в том случае, если под похвалой он подразумевал отсутствие порицания. Если же он подразумевал, что он действительно заслуживает похвалы и награды за это, то это неверно, потому что люди не хвалят оскоплённого за то, что он не совершает прелюбодеяния, и не хвалят немого за то, что он не злословит ни о ком и не бранит никого. Они хвалят того, кто способен совершить действие и испытывает тягу к его совершению, но всё-таки отказывается от его совершения.

А слова кадыя о том, что сохранение изначального отсутствия [запретного действия] посильно, верны лишь в том случае, если он подразумевал сдерживание души своей и удерживание её от совершения запретного действия. Если же он подразумевал просто отсутствие действия, то это утверждение неверно.

13. Этот пункт разъясняет: веление совершать что-то подразумевает запрет на совершение противоположного ему, однако это не требование, а непременное следствие, вывод, делаемый разумом. Цель отдающего веление состоит в том, чтобы его веление исполнялось, и даже если непременным следствием этого является несовершение противоположного ему, то это требуется не само по себе, а ради осуществления иной [главной] цели. Это — правильное мнение в вопросе об исполнении велений: является веление запретом противоположного действия или нет? Запрет на совершение противоположного является непременным следствием, а не целью веления. Так же и запрет, наложенный на что-либо. Главная цель запрещающего состоит в том, чтобы его запрет соблюдался. Что же касается действий, противоположных запрещаемому, то необходимость их совершения — вывод, который делает разум из запрета. Однако запрет налагается на то, что противоположно велению, как уже говорилось выше. Таким образом, в обоих случаях главной целью является исполнение велений.

Суть вопроса заключается в том, что требование совершать что-либо подразумевает требование совершать данное действие, а также то, что является непременным следствием его совершения. А запрет совершения чего-либо подразумевает требование не совершать данное действие и делать то, что является непременным следствием этого несовершения. В обоих случаях требуется действие и воздержание, и оба они являются существующими действиями.

14. Веление и запрет в требовании подобны отрицанию и утверждению в сообщении. Человек не заслуживает похвалы за простое отрицание, не содержащее в себе никакого утверждения, потому что отрицание есть абсолютное отсутствие, не подразумевающее ни совершенства, ни похвалы. А вот если оно содержит в себе утверждение, то является основанием для похвалы. Например, непременным следствием отрицания забывчивости является совершенство знания, тогда как непременным следствием отрицания усталости и утомления является совершенство силы и могущества, а непременным следствием отрицания дремоты и сна является совершенство силы и поддержания [жизни и порядка во всём сущем]. Отрицание ребёнка и подруги предполагает совершенство самодостаточности, владычества и господства, а отрицание сотоварищей, а также способных помочь кому-то или походатайствовать за кого-то без Его разрешения предполагает совершенство единобожия и Его единственность в совершенстве, Божественности и владычестве. Отрицание несправедливости предполагает совершенство справедливости. Отрицание возможности для взоров постичь Его свидетельствует о Его величии и о том, что Он величественнее того, чтобы взоры постигали Его, даже если они и могут видеть Его, поскольку саму по себе невидимость нет никаких оснований считать похвальной… Так же и абсолютное отсутствие.

Исходя из этого, если запретное не содержит в себе существование [появление], то человек не заслуживает похвалы и награды за одно только оставление этого запретного, подобно тому, как не заслуживает он похвалы за простое отсутствие чего-либо.

15. Всевышний Аллах сделал воздаяние за исполнение велений десятикратным, а воздаяние за совершение запретного — однократным. А это свидетельствует о том, что исполнение Его велений Он любит больше, чем соблюдение Его запретов, и если бы всё было наоборот, то воздаяние за совершение запретного было бы десятикратным, а воздаяние за исполнение веления было бы однократным, либо воздаяния за них были бы равными.

16. Запрет подразумевает, что то, на что наложен запрет, не должно совершаться, то есть это действие должно отсутствовать и не появляться, вне зависимости от того, было у него соответствующее намерение или нет — главное, что действие не должно совершаться. Если же говорить об исполнении велений, то подразумевается, что данное действие должно совершаться, то есть появляться после отсутствия и при этом совершающий его должен стремиться приблизиться к Аллаху посредством этого действия и иметь соответствующее намерение.

Суть вопроса в том, что существование того, совершения [осуществления] чего Он требует, Он любит больше, чем отсутствие того, что Он требует не совершать. И отсутствие того, что Он любит, более ненавистно для Него, чем существование того, что Он ненавидит. То есть Его любовь к совершению того, что Он повелел, больше Его ненависти к совершению того, что Он запретил совершать.

17. Этот пункт разъясняет: совершение того, что Он любит, помощь в совершении этого, воздаяние за него и полагающаяся за его совершение хвала — всё это от Его милости. А совершение того, что ненавистно Ему, воздаяние за это и становящиеся следствием совершения данного действия порицание, боль и наказание — всё это от Его гнева. А милость Его опережает гнев Его и одолевает его, и всё, что является следствием милости Его, одолевает всё то, что является следствием Его гнева. Поистине, Всевышний Аллах не бывает иначе как Милостивым, ибо милость Его неотъемлема от Сущности Его, как и Его знание, могущество, жизнь, зрение, слух и благодеяние, и невозможно, чтобы это было не так. Но с гневом всё иначе, ибо он не неотъемлем от Его Сущности, и Он не пребывает в постоянном и непрекращающемся состоянии гнева. Его посланники и самые знающие из всех творений скажут в Судный день: «Поистине, сегодня Господь разгневался так, как не гневался никогда раньше» [Аль-Бухари; Муслим].

И милость Его объемлет всякую вещь, тогда как гнев Его не объемлет всякую вещь. Всевышний Аллах предписал Себе милость, но не предписывал Себе гнев. И Он объемлет всякую вещь милостью и знанием, но не объемлет всякую вещь гневом и отмщением. Милость и все её следствия одолевают гнев и все его следствия. И существование того, что является следствием милости, Он любит больше, чем существование того, что является следствием гнева. Поэтому миловать Он любит больше, чем наказывать, и прощение Он любит больше мщения, и существование того, что Он любит, Он любит больше, чем отсутствие того, что Ему ненавистно, особенно если отсутствие ненавистного Ему влечёт за собой отсутствие тех следствий его существования, которые Он любит, ибо поистине, Ему ненавистно отсутствие этих любимых Им следствий подобно тому, как Ему ненавистно существование ненавистного Ему.

18. Следствия того, что ненавистно Ему, то есть запретного, быстрее устраняются посредством того, что Он любит, чем следствия любимого Им — посредством того, что Ему ненавистно.

Следствия Его ненависти устраняются очень быстро. Иногда Всевышний Аллах устраняет их посредством прощения и снисходительности. И она устраняется посредством покаяния, испрашивания прощения, благих дел, постигающих человека испытаний, стирающих собой грехи и заступничества. Благие дела стирают собой скверные, и даже если грехи раба достигли небес, но потом он попросил прощения у Аллаха, Он простит его. И если Он встретит Его с грехами, по размеру подобными земле, но не придавая Ему сотоварищей, Он дарует ему прощение размером с землю. Всевышний Аллах прощает грехи, даже если они огромны, невзирая ни на что. Он делает их недействительными и делает недействительными их следствия — для этого достаточно небольшого усилия со стороны раба, искреннего покаяния и сожаления о содеянном. Причина в наличии того, что Он любит — покаяния раба, его покорности Ему и единобожия. Это свидетельствует о том, что существование этого более любимо Им и более угодно Ему.

19. Всевышний Аллах предопределил ненавистное Ему, то есть запретное, ради его следствий [велений], которые Он любит и которые угодны Ему.

Всевышний Аллах радуется покаянию раба больше, чем тот, кто потерял что-то, а потом нашёл, или того, кто не имел детей, а потом они появились у него, и того, кто страдал от жажды, а потом утолил свою жажду. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, привёл такой пример того, как Он радуется покаянию раба Своего, что лучшего примера и придумать нельзя. Он радуется совершению Его рабом того, что Он повелел — покаяния.

И Он предопределил грех ради его следствий, — в том числе, и этой великой радости, — существование которых любимее для него, чем их отсутствие. А поскольку следствия не появляются без причины, это указывает на то, что существование того, что Он любит, более угодно Ему, чем отсутствие того, что Ему ненавистно.

И не имеется в виду, что существование любой единицы из того, что Он любит, любимее для Него, чем отсутствие любой единицы из того, что ненавистно Ему. Не имеется в виду, что совершение двух рак‘атов молитвы-духа любимее для Него, чем отсутствие такого запретного, как убийство мусульманина. Подразумевается, что, говоря в общем, исполнение того, что Он повелел, лучше отказа от совершения того, что Он запретил. Это подобно утверждению о превосходстве мужчины над женщиной или человека над ангелом: подразумевается превосходство одних над другими как вида, а не всех представителей одного вида над всеми представителями другого вида.

Эта радость, подобной которой не существует, совершению того, что Он повелел — то есть покаяния — указывает на то, что это действие любимее для Него, чем отсутствие запретного, исключающее покаяние и прочие следствия его.

Кто-то может сказать, что Всевышний Аллах радуется покаянию Своего раба, потому что покаяние — это отказ от совершения запретного, то есть радуется Он всё-таки оставлению запретного.

Ответить на это можно следующим образом: это не так, поскольку само по себе несовершение запретного не является основанием для этой радости, и, более того, оно не является основанием для награды или похвалы. И покаяние не является оставлением запретного, хотя оставление запретного и является одним из его следствий. Покаяние — существующее действие, включающее в себя устремление раскаивающегося к Господу, смирение пред Ним и покорность Ему. И к следствиям всего этого относится отказ от совершения того, что Он запретил совершать. Поэтому Всевышний Аллах сказал: «Просите прощения у вашего Господа и раскаивайтесь перед Ним» (сура 11 «Худ», аят 3). Покаяние — возвращение от того, что ненавистно Ему, к тому, что Он любит, а не просто оставление запретного. Тот, кто просто отказался от совершения греха, но при этом не вернулся от него к тому, что любит Всевышний Господь, не считается кающимся. Покаяние — возвращение, устремление и смирение, а не простой отказ от совершения определённых действий.

20. Не исполняя веления Аллаха, человек упускает такую жизнь, в которой нуждается раб Аллаха. Это та жизнь, о которой Всевышний Аллах сказал: «О те, которые уверовали! Отвечайте Аллаху и Посланнику, когда он призывает вас к тому, что несёт вам жизнь» (сура 8 «Трофеи», аят 24).

Всевышний также сказал: «Разве тот, кто был мертвецом, и Мы вернули его к жизни и наделили светом, благодаря которому он ходит среди людей, подобен тому, кто находится во мраках и не может выйти из них?» (сура 6 «Скот», аят 122).

И Всевышний сказал о неверующих: «Мертвы они, не живы» (сура 16 «Пчёлы», аят 21).

Всевышний Аллах сказал: «Поистине, ты не заставишь мёртвых слышать» (сура 27 «Муравьи», аят 80).

Что же касается запретного, то его существование [то есть совершение его человеком] является, самое большее, болезнью. А жизнь с болезнью лучше смерти.

Кто-то может сказать, что среди запретного есть и то, что приводит человека к погибели — это придавание Аллаху сотоварищей (ширк).

Ответить на это замечание можно следующим образом: причиной погибели становится отсутствие единобожия, которое Аллах повелел нам исповедовать и посредством которого человек обретает настоящую жизнь. Теряя единобожие, человек гибнет. Таким образом, причиной погибели становится отказ от совершения того, что Он повелел совершать.

21. Среди того, то Аллах повелел совершать, есть то, несовершение чего ведёт человека к погибели и вечному несчастью, а среди запретного нет такого.

22. Исполнение велений Аллаха предполагает отказ от совершения того, что Он запретил, если, конечно, это осуществляется должным образом. То есть с искренностью, следованием [Корану и Сунне] и чистосердечным отношением к Аллаху. Всевышний Аллах сказал: «Поистине, молитва удерживает от мерзости и предосудительного» (сура 29 «Паук», аят 45). А простое оставление запретного не предполагает совершения того, что Аллах повелел совершать, и это совершение не является непременным следствием этого оставления.

23. То, что Аллах любит, из того, что Он велит совершать, связано с Его качествами, а то, что ненавистно Ему, из запретного связано с объектами Его действий.

Это утверждение нуждается в разъяснении.

Запретное — зло и приводит ко злу, а веления Аллаха — благо, и приводят они к благу. А всё благо — в руках Всевышнего Аллаха, тогда как зло не относится к Нему. И поистине, зло не входит ни в Его качества, ни в Его действия, ни в Его имена, но относится к объектам Его действий, и это притом, что злом это является для раба, если смотреть с его позиции и говорить о нём, если же относить эти действия к Аллаху и связывать их с Ним, то с этой точки зрения злом они не являются.

Цель совершения запретного — принести рабу то, что является злом для него, если смотреть с его позиции, хотя само по себе оно злом не является. Что же касается несовершения того, что Аллах велел совершать, то из-за него человек упускает благо, упущение которого влечёт за собой противоположное этому благу зло. И чем больше любит Всевышний Аллах действие, которое Он велит совершать, тем большее зло приносит человеку несовершение этого действия. В качестве примера можно привести единобожие и веру.

 

Суть рассмотренных вопросов в том, что Аллах любит то, что велит совершать, и Ему ненавистно то, совершение чего Он запрещает, и Он больше любит совершение того, что Он любит, чем несовершение ненавистного Ему. А несовершение того, что Он любит, более ненавистное Ему, нежели совершение ненавистного Ему.

А Аллах знает обо всём лучше.

Ибн Каййим аль-Джаузийя Фаваид = Полезные наставления / Отв. ред. шейх Бакр ибн ‘Абдуллах Абу Зейд ; пер. с араб. Е. Сорокоумовой. — М. : Умма, 2013. — 480 с.

ФАВАИД

Автор: ФАВАИД

Книга, перевод которой предлагается вашему вниманию, — одно из самых замечательных дошедших до нас произведений известного мусульманского учёного и автора множества ценных трудов имама Ибн аль-Каййима.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *